09:25 

Сама от себя в шоке...

Колыбель для кошки-древняя игра... пальцы ловко хватают петли, создавая новую сетку-узор... но колыбель ткется не для кошки, а для человеческого ума... когда он заснет - проснется Разум...©
Начала я тут писать фик по заказу , в подарок так сказать на день рождения...Заказщица просила стёб, просто стёб.И вот во что это всё вылилось....


Название: «Торжество маразма»
Автор:Я
Бета:КаКаябэТафыоЧём?
Фэндом: «Интервью с вампиром», «Сумерки»
Персонажи: Луи, Лестат, мельком Клодия, Эдвард Каллен и Белла, сторож кладбища дядя Егор, диспетчер дядя Вася, сумасшедшая бабка Зина, Людвиг Аристархович, больная на голову фанатка и резиновая кукла Света.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Стёб, жестокий и беспощадный.
Размер: Мини.
Состояние: ЗАКОНЧЕН).
Дисклеймер: Все права принадлежат первоначальным авторам.Я же буду иметь с этого несколько стопок мартини и тарелку суши. Работаю за еду)
Размещение: только с разрешения заказчика.
Предупреждение: ООС всех персонажей, полное АУ, нецензурная лексика.
От автора: Название говорит само за себя. Я стебалась как могла, и оставьте в покое Булгакова, он здесь не причём, я знаю что «Патриаршие пруды» находятся в Москве.


Больше всего вампир Лестат дэ Линокур не любил, когда его называли «крашенным» блондином. Что именно и произошло минут пятнадцать назад в клубе с красивым названием «Голубая лагуна», в котором большая, но милая девушка, хрипловатым голоском поинтересовалась у Лестата, какой краской он обесцвечивается, за что и был(а) сурово наказан(а). Злостный вампирюга отобрал у бедной девушки(?) сумочку из крокодиловой кожи марки D&G, и сейчас, шагая по улицам Петербурга, города всемирного наследия и культурных бухарей, махал этой самой сумочкой ярко-розового, гламурного цвета, напевая песенку Димы Билана «Я твой номер один». Исходя из того, что Лестат был родом из Франции, следует то, что у него был очень своеобразный акцент. Слова песни звучали весьма причудливо, особенно на английском языке. Крича на всю матушку «I am you number one her» Лестат вприпрыжку, не обращая внимания на почему-то таращащихся на него людей, добежал до «Патриарших прудов».Где-то в этом районе должен был располагаться дом Луи, с которым они заведомо договорились встретится, дабы побухать. По пути Лестат встретил странную бабку, бурчавшую под нос, что кому-то отрезало голову, и поливавшую улицу подсолнечным маслом «Олейна». Оказалось, что отрезало голову резиновой кукле «Свете», служившей единственной отдушиной дяде Егору, который работал на кладбище около «Патриарших». По причине неосторожности и состояния крайнего алкогольного опьянения, блюститель порядка «умиротворённых и не жалующихся», волок эту самую отдушину вниз головой идя по дороге к кладбищу. Когда же он переходил через рельсы, волосы Светочки внезапно зажала стрелка, так не вовремя переведённая диспетчером дядей Васей. Не было предела удивлению и горю дяди Егора, когда голова милого ему сердцу создания, со свистом сдулась и улетела куда-то в тёмную подворотню, оставляя печальку в сердце и лишний повод напиться. Всё это неправильно поняла подслеповатая бабка Зина, всё ещё продолжающая поливать маслицем, но уже ступеньки к подъезду Луи. Увидев блондина бабушка остановилась, и с презрительным-«Вот гомосеков развелось то», уступила кровососущему дорогу. Лестат не обратил внимания на то, что его обозвали странным, но в его понимании красивым по звучанию словом, он же был француз. Откуда же ему было знать, что подслеповатая баба Зина даже и не подозревала о том, что согласно «Космополитану» сейчас в моде были кружева, розовые сумки и ботфорты на шпильке, и особенно вьющиеся блондинистые локоны. Кстати Лестат не обессвечивал волосы, он просто подкрашивал их всемирно известной краской «Brilliants» инструкция которой гласила о несомненной «шелковистости и блеске ваших волос» после применения. К слову, древнейший вампир всегда носил с собой маленькую расчёску и зеркальце, дабы даже в непредвиденных обстоятельствах выглядеть умопомрачительно.

Кое-как, минуя злосчастные ступеньки, щедро облитые маслицем, Лестат вошёл в подъезд, где его и остановил консьерж культурной столицы Людвиг Аристархович.
Осмотрев Лестата с головы до ног и вновь пробормотав фразу с этим красивым, но непонятным словом «гомосек», Аристархович таки поинтересовался, в какую квартиру направляется дорогой гость, чтобы наперёд знать под чьей дверью ср… ну вы поняли.
Лестат, мило улыбнувшись и назвав номер квартиры, цокая шпильками и повиливая задом как истинный аристократ, вошёл в лифт, где нажимая кнопку седьмого этажа, чуть не сподобился наступить в это самое, очевидно заботливо оставленное консьержем всея руси-«Дабы не забывали где находятся». Брезгливо зажав нос надухарённым Лакостой кружевным платочком, кровосос попытался отвлечь себя разглядыванием надписей на стенках лифта. Красивое, но непонятное слово встречалось ему трижды, вслед за ним шли ещё более непонятные слова, начинающиеся на букву «Х». «Пожалуй, нужно подучить язык этой страны»-подумал Лестат, вот только не уточнил какой именно. Выйдя из лифта блондин, наконец, увидел заветную дверь под номером 696, и принялся трезвонить, что есть сил, тем самым грозя оставить Луи без средства оповещения о приходе гостей.
Вскоре послышался звук шаркающих ног, а вслед за ним и щелчок открывающегося замка. Луи выглядел неважно… «Видимо он снова пытался покончить жизнь самоубийством, обожравшись чеснока» - подумал Лестат, и был, несомненно, прав, потому что вокруг головы Луи уже сформировался чесночный ореол зеленоватого оттенка в виде сферы, не позволяющий приблизиться даже на шаг к своему обладателю.
Кружевной надухарённый платочек опять же пригодился… Промычав «Входи», Луи со страдальческим видом распахнул дверь ещё шире. Лестат, одновременно зажимая нос платочком и пытаясь слиться со стеной, титаническим усилием просочился в квартиру мимо пародии на вампира, который чуть не плакал, брмоча под нос «Жизнь-гавно, солнце-ёбаный фонарь», утирая сопливые слёзы платочком с вышитым на нём посланием от Клодии-«Дорогому и вечно любимому Луи от безвременно почившей возлюбленной».Под этими сетиментами мелким шрифтом было вышито- «Остерегайся Лестата, я подозреваю что он гомик».Кстати, Луи вспоминал свою возлюбленную только тогда, когда вытирал сопливые слёзы этим самым платочком, а посмотреть что же там было вышито мелкими буквами, псевдо-вампиру было в лом, ибо лупа находилась хрен знает где. Лестат же, пройдя на спасительный и почти не воняющий островок кухни, понял, чем же ещё разило от его «собрата по крови». В уголке кухни возле батареи, сиротливо прижались друг к другу опустошённые бутылка «Зелёной марки» и читок «Сибирячки». Всю эту картину маслом дополняла чесночная шелуха, хаотично разбросанная вокруг оных... Заветная мечта Лестата с «Захватить мир» мгновенно поменялась на «Дайте противогаз!». Луи тем временем смердя и шаркая ногами в розовых тапочках-зайчиках, достиг дверцы шкафа, а потом и заначки на «чёрный день». Насколько хорошо Лестат знал воняющего, у того каждый день был чёрным, менялся только способ самоубийства и спиртное успокоительное. «Не нужно было его заводить» - в который раз думал блондин, но что поделаешь, из всех вампиров только Луи, в какой-то степени мог понять Лестата, особенно после восьмой стопки, и кровь тут была не при чём.


Откупорив заначку спиртосодержащего успокоительного, Луи умелым, уже не раз наполняющим стаканы движением, налил две стопки коньяка. Лестат же смотрел на всё это дело с мнимым пренебрежением и завуалированной заинтересованностью, про себя вспоминая о такой холодной и манящей баночке маринованных огурчиков и кисленьком лимончике. С минут пятнадцать порывшись в холодильнике, Луи наскрёб пару кусочков заплесневевшего сыра (так ещё вкуснее), связку чеснока, которую тут же повесил на шею, ибо мазохист, и двухлитровую банку крови недельной давности на запивон. Неодобрительно скривившись, Лестат полез шариться в розовую сумку, моля Бога о том, чтобы там оказалось хоть что-то полезное… Вскоре на пол полетели пачка кубинских сигар со вкусом ванили, порножурнал, помада от орифлейм, тюбик вазелина, лак для волос и обшарпанный поддискетник, надпись на котором пафосно гласила «Сумерки».
Видимо, большая, но милая девушка, любила краситься помадой и брызгаться лаком для волос, курить сигары и обмазавшись вазелином листать порнуху, а мельком между этим просматривать кадры из фильма «Сумерки», пуская слюни на Роберта Паттинсона, ибо обложка поддискетника была обмусолена именно в месте рожи лица этого великого актёришки. Именно к таким гениальным выводам пришёл древнейший и блондинистый вампир, закинув нога на ногу и куря сигары со вкусом ванили, надеясь, что никотин хоть немного заглушит чесночное амбре. Луи, увидев поддискетник, мгновенно перестал ронять сопливые слёзы в платочек и жрать чеснок, запивая его коньяком. Горе-вампира охватило желание непременно посмотреть этот фильм. У Луи вообще было три неизлечимых «болезни»: мания суицида, успокоительное и кино. Касательно последней, он мог смотреть сутками без перерыва что угодно, начиная с «Не родись красивой» и заканчивая «Домом-2». Особенную слабость Луи питал к мистическим и таинственным фильмам, типа «Ёжик в тумане» и «Котопёс». Кстати, блондинистый вампир тоже был непрочь, поэтому опережая нытика, он понёсся в зал занимать место в мягком и удобном кресле, располагающимся рядом с батареей, ибо ревматизм давал о себе знать. Луи слегка огорчился, что его любимое кресло заняли, но воодушевленно зажевав обиду чесноком, он понёс в зал табуретку, с расставленными на ней стопками с коньяком и стаканами под запивон. В центре табуретки располагалось блюдце с разложенными на нём «солнышком»
кусочками заплесневелого сыра, видимо призванного украшать сей «шведский табурет».
Лестат, исполняя почётное право первооткрывателя, наконец, включил проигрыватель и TV, вставил диск, и с замиранием сердца приготовился грызть наманикюренные ногти.
Луи от волнения впился отросшими клыками в чеснок, к слову, клыки у Луи отрастали только в те моменты, когда их обладатель подвергался волнению, что было не очень удобно, потому что волновался Луи практически всегда…

Оба престарелых, но молодо выглядящих вампира, разинув рты, уставились в голубой экран. Один уже успел сгрызть половину ногтей на руке, а второй так и сидел с нанизанными на клыки зубчиками чеснока, когда наконец-то кино началось…


Сначала, оба вампира подумали, что они смотрят «Тайны живой природы» вместо фильма о своих собратьях. В голубом экране скакал олень …а вслед за ним ещё один олень, притворяющийся вампиром. По ходу сюжета наши клыкастые герои познакомились с Беллой-девушкой с «волосами как у папы» и вечно открытым ртом (человек-невидимка ><!).
Лестат- ценитель женской красоты, да и мужской наверное тоже, смотря в экран на крошку Беллу , думал примерно так:-«А неплохая у этой девчонки кожа, такая бледная и тонкая, что можно увидеть вены. Неплохо было бы ей закусить. А так -она безнадёжно тупа, что впрочем, очень удобно, не нужно будет заморачиваться».
Луи же сидя на диване, скороспешно высчитывал теорию вероятности того события, станет ли Белла вампиром к концу фильма, только по одному ему известной секретной формуле, выведанной у самого графа Дракулы (В.Цепеш тоже любил «зрелища» в своё время).
Как только на экране появились предполагаемые вампиры, (а Луи и Лестат узнали их по чересчур перемазанному белилами лицу, подозрительному взгляду на второй стадии шизофрении и повиливании задницей при ходьбе, не то что тупица Белла), реакция смотрящих была неоднозначной. Лестат истерически заржал нервным смехом, А Луи подавился чесноком. Таких «вампиров»они ещё не видели…
Дальнейшие события фильма сопровождались под аккомпанемент громких скандирований Лестата «Сожри её!» - это в основном, и «Фу, бля, гадость!» - это на сопливых моментах. Луи ничего не говорил. Он уже каким-то волшебным образом высчитал, что частей фильма будет четыре, и просто охреневал от того, что дата выхода на экран четвёртой части совпадает с датой конца света! То, как он сделал этот расчёт, Луи не мог понять, да и чеснок был вкусный.
К концу фильма Лестат уже просто курил, одну за одной, заливая испорченные нервы коньяком с кровью, а Луи всё так же продолжал жевать чеснок, запивая его успокоительным, и высчитывая дату конца Дома-2, его посетила гениальная мысль, что возможно, и она совпадёт с концом света…
Досмотрев фильм и напившись в зюзю, бухие вапиры отправились на охоту. Приметив в переулке девушку лет семнадцати,(сегодня именно девушку, Лестат был непостоянен как самка богомола а Луи было просто пох, у него был чеснок и теория вероятности),Лестат решил в который раз показать своему не переставающему жрать чеснок другу, как надо охотится. Цокая шпильками как стадо баранов, спотыкаясь и громко матерясь при этом, Лестат таки наконец настиг девчонку, мирно идущую по тёмному переулку.
Дёрнув несчасную за руку, блондин дождался, когда та вынет затычки из ушей, и пафосно объявил ей:-«Я-вампир, готовься к смерти! Я выпью твою кровь до последней капли!».
Реакция у девушки, была, мягко говоря, неоднозначной. Простояв несколько минут с открытым ртом (><;), несчастная с диким криком кинулась на шею итак еле стоящему на ногах Лестату, вопя при этом - «Ура! Наконец-то!». Теперь человек-невидимка переключился на ни в чём не повинного вампира. Не позволяя тому произнести не звука,
экзальтированная девица начала сыпать тупыми вопросами: «А ты правда вампир? А клыки покажешь? А ты знаешь Эдварда Каллена? А Беллу? А ты тоже светишься на солнце? А оленей ешь? А у тебя есть серебристый вольво? А девушка? Чё нету?! А можно, я ей буду?» и так далее бла-бла-бла по списку.
До Лестата наконец дошло, что девчонка является поклонницей «Сумерек». Бедный кровосос уже начал подумывать, как бы свалить отсюда, но не тут- то было.
Видимо он пропустил пару «незначительных вопросов», потому что девушка уже сосредоточенно что-то искала в сумке, бормоча при этом-«Сейчас, подожди».
Теперь пришёл черёд охреневать Лестату, т.к. больная на голову фанатка с шальным блеском в глазах выудила из недр сумки пачку презервативов с фирменным логотипом «Сумерки», надпись на которой гласила:-«Пользуйтесь ими чтоб не получилась Ренесми», и бросившись несчастному вампиру на шею и как бы нечаянно обхватив его ногами за талию, девчонка заголосила:-«Люби меня, я вся твоя! Люби меня как Эдвард, и преврати в вампира как Беллу!». Лестат протрезвел мгновенно…Кое-как отцепив от себя фанатичную девицу, вампир с криком - «Луи, ВАЛИМ!», побежал так, что даже шпильки не успевали цокать. Луи, очухавшись от увиденного, побежал вслед за Лестатом, оставляя бедную и нетрахн…нетронутую девушку одну.
Уже добежав до родного подъезда, вампиры остановились отдышаться. У Лестата пропала вся ветреность, и он твёрдо решил, что на женщин охотится, больше не будет.
Луи же почему-то впал в ступор, смотря офигевшими глазами куда-то в небо. Проследив за ним взглядом, Лестат протрезвел второй раз за день от увиденного…
На фонарном столбе посреди улицы сидел никто иной как Эдвард Каллен, с безумной улыбкой говорящий при этом:-«А я тут сижу, никого не трогаю, примус починяю», а вокруг этого самого столба на метле наматывала круги абсолютно голая Белла, с таким же тупым выражением лица, как и в фильме, и раскрытым ртом. Луи показалось, что он увидел призрак Клодии, махавший ему с того света кружевным платочком…
Окончательно протрезвевшие вампиры буквально снесли входную дверь, закрылись на все замки, заколотили окна, завешались шторами и забрались под одеяло, трясясь от страха. Так они и просидели остаток ночи до восхода солнца, и лишь только тогда уснули по физиологическим особенностям организма.
Вечером, всё произошедшее казалось кошмарным бредом. Двое престарелых и поседевших вампира успокаивали друг друга тем, что всё случившееся - последствия пьянки и ванильных сигар с чесноком.
Лестат, горячо попрощавшись со своим другом (благо вазелин остался), в прекрасном настроении отправился домой. Проходя по «той» улице он так и не решился посмотреть на «тот самый» фонарный столб, под которым валялась метла и отремонтированный примус.






@темы: Творчество, ёмаё...

URL
   

Собаки лают-Караван идёт ©

главная